Только ли сома привлекает квок?

Только ли сома привлекает квок?Звуки квока привлекают сома – это истина, известная рыболовам с незапамятных времен. Почему привлекают и почему именно сома – наука умалчивает, но у каждого сомятника есть свой ответ на этот вопрос. Для меня до недавнего времени это тоже было азбучной истиной. Пока не произошел один интересный случай, который в очередной раз убедил меня в том, что в рыбалке никаких догм не существует, за что мы, собственно, все ее и любим. На Киевском водохранилище в районе Лебедивки я начал рыбачить не так давно. Как-то мне после длинной рабочей недели совсем не хотелось ехать куда-то далеко, например в Соро-кошичи или Золотоношу, поэтому я взял карту и стал изучать ее на предмет поиска мест не только с интересными перепадами глубин, но и с удобным подъездом к берегу, а также с возможностью без каких-либо проблем спустить лодку. Изучал довольно долго и в результате решил: еду в Лебедивку! Приехав на берег и в Только ли сома привлекает квок?очередной раз по-сокрушавшись по поводу «чистоты» берега («горы» полиэтилена, банок и бутылок уже стали неотъемлемой частью пейзажа всех часто посещаемых мест), вышел на воду. Но клева не было вообще. Потратив часа четыре на исследование эхолотом рельефа дна и на безрезультатные джиговые проводки, вышел на берег размяться. На берегу задумался: «Ни одной поклевки! А не уехать ли мне домой?» Но упрямство взяло верх, и я, немного отдохнув, снова вышел на поиски рыбы. Многие знают, что на новом месте первая рыбалка -это разведка, часто совсем без улова. Но зато какое испытываешь удовольствие, когда наконец при очередной проводке ощущаешь легкий толчок в руку, а после подсечки шнур туго натягивается. Адреналин просто в невообразимых количествах выбрасывается в кровь, несколько минут уходит на выважива-ние, и вот ты уже опускаешь на дно лодки бьющегося в подсаке сердитого, ощетинившегося всеми плавниками красавца судака! Так случилось и в этот раз. Под лодкой очередная бровка – с пяти на семь метров. Первый заброс дарит надежду – он показывает, что дно твердое (на заиленных ямах искать судака летом бесполезно). Ставлю тринадцатисантиметровый «штормовский» виброхвост весом 43 г, провожу его до самой лодки, и вот она – такая ожидаемая, но такая всегда неожиданная поклевка. Слабенькое касание, подсечка, туго натянувшийся шнур, остановка сердца и дыхания… Чувствую, что экземпляр попался не мелкий. Рыба пытается уйти под лодку, обойти вокруг якорного троса, но опыт вываживания в таких условиях у меня есть, так что вскоре двухкилограммовый судак ока зывается в лодке. Какие чувства испытываешь в такие минуты, словами не опишешь, но знаю точно: вот ради этих моментов мы в свои законные выходные встаем среди ночи, мчимся на берег, готовы провести в поисках рыбы или в ожидании поклевки часы, тратим немалые деньги на снасти и оборудование. И все это для того, чтобы почувствовать прилив адреналина, гордость от того, что ТЫ ЕЕ все-таки перехитрил! Делаю еще три или четыре заброса, и вот еще один такой же красавец судак, буквально близнец, в лодке. Прод-жиговав еще минут двадцать и убедившись в отсутствии поклевок (время было уже обеденное), снимаюсь с якоря -пора домой, да и не торговать же рыбой на базаре! Первая поездка меня вдохновила, так что с тех пор немало моих успешных рыбалок прошло в тех местах. Справедливости ради надо сказать, что особо крупный судак мне там никогда не попадался – максимум 2 кг, а обычно от 700 г до килограмма.
Из других рыб однажды удивил окунь на 1,5 кг, весьма глубоко проглотивший все тот же вышеупомянутый STORM и подаривший массу приятных минут при вываживании. Ведь по силе и скорости такой окунь превосходит судака, даже втрое большего по размерам, а по активности, с которой он сопротивляется при вываживании, крупный окунь не уступает щуке (разве что «свечей» не делает). Только не подумайте, что я ловлю исключительно на «штормовский» виброхвост. Конечно, это не так. Никогда не стоит надеяться, что с помощью одного и того же виброхвоста, подклеивая и подкрашивая его, можно выловить всю имеющуюся рыбу, но бывают же и совпадения! Наоборот, рыбача на том же Киевском водохранилище, вообще на водоемах со слабым течением, не раз убеждался в том, что судак гораздо охотнее откликается не на «силикон», а на узкую колеблющуюся блесну серебристого цвета с тройником, оснащенным «козьей бородкой». Причем, чем длиннее блесна, тем больше поклевок. Нередко на блесны длиной 12-14 см мне попадались судачки не намного большие по размерам (и тут же отправлялись в родную стихию подрастать). Причем форма изгиба и игра блесны, возьму на себя смелость это утверждать, не имеют никакого значения. Мне кажется, что в условиях плохой видимости на больших глубинах крупная блестящая блесна заметней, а точкой атаки все равно является тройник с “бородкой”, что и демонстрируют нам 150-граммовые малыши. Та первая рыбалка у Лебедивки меня воодушевила – огромный водный простор, множество перспективных мест, перепады глубин 5 на 7, а кое-где с 8 на 12 м, словом, полная творческая свобода! А еще меня тогда буквально заинтриговали редкие, явно сомовьи поклевки – в полводы, на самом подъеме приманки, прямо под лодкой. Однажды, когда я там рыбачил то ли в третий, то ли в четвертый раз, мне даже довелось минут двадцать сражаться с достаточно крупным сомом, но легкая снасть не позволила хорошо просечь костлявую пасть, и уже на самой поверхности, сделав боевой разворот и окатив меня столбом брызг, усатый гигант растворился в глубине, оставив мне на прощанье разогнутый тройник, дрожащие конечности и массу приятных воспоминаний.
Было и еще одно «свидание», уже, вероятно, с другим, еще более мощным усачем. Оно состоялось в абсолютно безветренный туманный день с мелким моросящим дождиком, когда я в полной тишине сосредоточился на джиговой проводке. Подойдя под лодку, хозяин глубин захотел, видимо, размяться и так дал под днище сначала головой, а потом хвостом, что я чуть было не вывалился за борт от неожиданности, причем нос лодки подлетел, как мне показалось, где-то на полметра. Тогда я понял, что сомы надо мной явно издеваются и если проявить слабость, в следующий раз просто прокусят борт. Решив отомстить налетчикам, я занялся изготовлением снасти под размер имеющихся экземпляров, благоТолько ли сома привлекает квок? практически все для нее было в наличии. Из плетеного кевларового шнура диаметром 2,5 мм сделал поводок, а из твердого пенопласта скользящий поплавок грузоподъемностью граммов под 150. Подходящая «папка» и надежная катушка с прочным шнуром у меня тоже имелись.
Удилище – SHIMANO Nexave 3,30 с кастингом до 60 г. Катушка размером 3000 тоже от SHIMANO, a шнур – Fireline 0,25. Пришлось лишь купить хорошие крючки Mustad Baitholder 8/0. Конечно же, не забыл я и о квоке, изготовив его самостоятельно. Потом потратил пару дней на тренировки с ним в ванной, вылив при этом на пол и на себя литров тридцать воды, чем вызвал справедливое негодование окружающих. Еще один обязательный атрибут при ловле крупной рыбы, особенно в надувной лодке, – колотушка для скорейшего успокоения хищника в лодке (однажды крупный судак спинным плавником пробил баллон лодки в двух местах). Чтобы не морочиться со всевозможными пиявками и жареными воробьями, в качестве наживки решил использовать обычных бычков, крупные экземпляры которых в несметных количествах обитают в тех же местах и ловятся на любые приманки, даже на судаковые. Ну вот, наконец, выходной. Прекрасное солнечное утро, правда, довольно сильный ветер – метров 5-7 в секунду, так что в прибойной волне загрузиться и отчалить удается не без труда, но на глубине немного полегче. Переваливаясь с волны на волну, добираюсь на своей небольшой лодке до намеченного места и бросаю якорь. Мой энтузиазм по поводу ловли сома на поплавок заметно тает – волна такая, что лодка еле удерживается на якоре, поплавок же будет кидать на полметра вверх-вниз, какой уж тут сом! Поэтому достаю джиговое удилище и в течение часа, используя различные блесны и виброхвосты, пытаюсь «прорабатывать» бровки. Но, увы, ни одной поклевки. Видимо, судак сегодня не в настроении, так что с чистой совестью можно заняться усатым разбойником.
Воспользовавшись самым маленьким оранжевым твисте-ром на обычной джиг-головке весом 10 г (меньше не было), уже через десять минут становлюсь обладателем нескольких приличных бычков. Ни сильный ветер, ни волна не испортили аппетита этим прожорливым донным рыбам. Это немного подняло настроение. Быстро собираю свою немудреную поплавочную снасть, ставлю такую глубину погружения приманки, чтобы живец находился примерно в полуметре от дна, и отпускаю поплавок в свободное плаванье. Начинаю работать квоком и сразу же осознаю, что квочение в ванной и на полуметровой волне – это, как говорят в Одессе, «две большие разницы». Мне приходилось одновременно «ловить», склонившись через борт, постоянно ускользающую волну и балансировать, чтобы просто не вылететь из лодки. Минут через пятнадцать борьбы с волнами и собственным любопытством (снасть была вообще первый раз в воде) подтягиваю поплавок и поднимаю живца. На крючке с удивлением обнаруживаю тушку бычка, обезображенную его вольными собратьями – без плавников и животика. Вот вам и пример теплых родственных отношений! Тогда я, вспомнив, что некоторые сомятники, рыбача на любой, даже самой глубокой яме, опускают приманку на глубину всего два-три метра, решаю последовать их примеру. Регулирую снасть таким образом, чтобы следующий живец находился на глубине приблизительно 2 м, снова наживляю бычка и забрасываю ее. Где-то с полчаса наблюдаю за беспорядочной пляской поплавка и старательно квочу, потом мне это слегка надоедает, и я для развлечения беру джиговую снасть и делаю первый заброс. Пока блесна погружается, оглядываюсь на поплавок и… о чудо! – кроме волн ничего не вижу. От неожиданности не сразу понимаю, что произошло, но после минутного поиска среди волн поплавка откладываю в сторону джиговое удилище и делаю широкую подсечку трехметровым SHIMANO. О-го-го! Ощущение такое, что зацепил собственный якорь. Но когда шнур начал по широкой дуге удаляться от лодки, я для себя решил: это ОН – один из моих старых знакомых, и в этот раз ошибок допускать нельзя! Сердце сначала замерло, потом бешено заколотилось в предвкушении борьбы с серьезным соперником. А соперник тем временем действовал – смотав под визг фрикциона метров двадцать шнура, развернулся и так же быстро пошел к лодке. В совсем небольшой лодке я один, она стоит на якоре, да еще и спин-нинговая снасть с заброшенной на полную длину блесной мешает! Понимаю: если шнур сомовьей снасти во всем этом запутается, последствия могут быть очень неприятными. Поэтому сразу же выбрасываю за борт якорный линь с поплавком на конце, затем, поскольку одна рука занята, беру шнур спиннинговой снасти зубами и ножом отрезаю блесну. При этом постоянно стараюсь не допустить слабины на сомовьей снасти. Благо, рыбина снова стала удаляться, так что мне удается одной рукой, опять же, помогая себе зубами, разнять надвое спиннинг и положить обе его половинки в более-менее безопасное место – вдоль борта на дно лодки. Теперь обе мои руки свободны и я могу полностью сосредоточиться на борьбе! Не замечая ничего вокруг, то с замиранием сердца глядя на визжащий фрикцион, то «выкачивая» остановившуюся в глубине рыбину, думаю лишь об одном -только бы не сошла! Видимо, в такие моменты просыпается какой-то древний инстинкт охотника, заложенный в нас предками: ты должен ее взять! Только ли сома привлекает квок?Я настолько был уверен в том, что моего живца схватил крупный сом, I что когда на расстоянии полусотни метров от лодки рыбина вдруг сделала «свечу», выпрыгнув над волнами не менее чем на метр и подняв при падении обратно в воду массу сверкающих брызг, только подумал: а я ведь и не слышал, чтобы сомы делали «свечи»! Сколько продолжалась борьба, сказать трудно, наверное, не менее получаса. Все складывалось в общем-то удачно: превосходно проявило себя удилище SHIMANO, мощный бланк которого впервые за несколько лет удалось загрузить полностью – благодаря его длине и среднему строю у севшей на крючок рыбы оставалось минимум шансов на освобождение. Но были и проблемы: несмотря на все старания, на основной шнур намоталась срезанная судаковая снасть. Скользящий поплавок, стопорный узел и грузило были опутаны узлами и петлями второго шнура, поэтому ближе, чем на четыре метра до тюльпана, хищника подвести не представлялось возможным. Но и тут свою положительную роль сыграла длина удилища, и мне удалось подвести рыбину к подготовленному подсаку. Вот только увидев поднимающуюся из глубины огромную зубастую пасть и на расстоянии полутора метров от нее едва шевелящийся хвост, я просто опешил: а где же сом? Да, это была огромная щука! Причем настолько огромная, что сразу же возник вопрос: а как же взять ее на борт? Ведь это же настоящий крокодил, а не рыба! Конечно, подсак у меня максимального размера (купил его после схода щуки весом свыше 10 кг на том же Киевском водохранилище в районе Ровжей), но на фоне поймавшейся рыбины ее размерчик был явно детским. Но выбора не было: на длинном шнуре завожу голову добычи в подсак, благо, она уже полностью обессилела, насильно проталкиваю ее в обруч, бросаю удилище в лодку и рву подсак вверх. Результат -сломанная ручка. Успеваю схватиться обеими руками за обруч, рывок и хищница в лодке. Да, такого я еще не видел – рыба просто поражала своими размерами и красотой! На ярком летнем солнце переливались серебристо-зелеными отблесками бока, гипнотизировала глубина огромных глаз. У меня даже после накала борьбы и победы появилось чувство сострадания к сопернику, но, как говорят, на войне, как на войне – кто-то же должен проиграть! Только на берегу решаюсь извлечь свой трофей из подсака. Здесь заметил, что крючок пробил жаберную крышку навылет, поэтому шансов на сход у щуки не было (спасибо Mustad). К сожалению, фотографии сделать удалось только дома, поэтому дал себе зарок: в будущем на рыбалку без фотоаппарата не ездить! Ведь часто удачный кадр ценней, чем сам улов, поскольку это память на всю жизнь. По дороге домой заехал в пункт приема металла и взвесил свой трофей (дома-то таких весов нет). Вес пойманной мной щуки – 20 кг. Этот случай не только подарил мне массу положительных эмоций, но и поставил передо мной несколько вопросов: почему крупная щука взяла живца практически с поверхности, если глубина в месте ловли составляла 8 м? Не могла же она, притаившись за какой-то корягой на дне, рассмотреть оттуда живца, а рядом нигде не было ни зарослей рдеста, ни коряжника – абсолютно чистое пространство. А может быть, при таких размерах щука ведет свободный образ жизни, бороздя, подобно акуле, водные глубины и при удобном случае проглатывая любую зазевавшуюся добычу? Или, возможно, это звуки квока привлекли ее с большого расстояния? Мне очень хотелось бы узнать от опытных сомятни-ков: а случались ли у них поимки крупных хищников (помимо сома) с поверхности при работе квоком? Иными словами: только ли сома подманивают звуки квока? Валерий Иванов Рыболовный мир №6 2008г.

Оставить комментарий