Праздник перволедья

Праздник перволедьяВ преддверии наступающего зимнего сезона мне вспоминается прошлогодний праздник первого льда. Расскажу про этот сказочный день, который я провел на большом заливе Днепра вблизи своей дачи.
Может быть, мои заметки помогут вам подобрать оптимальную стратегическую схему действий в первый зимний выезд. Итак, на дворе стояла ясная морозная погода с небольшим ветерком и я, подогреваемый безудержным азартом, даже пожертвовав пятничным рабочим днем, выхожу на берег давно изученного и хорошо знакомого залива. Как приятно первый раз в сезоне ступить ногой на тонкий, прозрачный и звенящий лед, и, пройдя десяток метров, сделать пешней первую лунку! Из года в год это повторяется, но почему-то не удается унять дрожь в ногах и бешеное калатание сердца. Ощущение даже более сильное, чем от первой пойманной рыбы из-подо льда. Залив, на который я приехал, в некоторой степени универсальный. Здесь под берегом можно половить окуня и плотву, сместившись чуть поглубже, можно напасть на стаю крупной густеры или синца, а то и крупного подлещика. Взяв же в руки удочку с балансиром, можно рассчитывать и на судака.
Я всегда в этом месте начинаю рыбалку с ловли на “гирлянду”, сначала облавливая глубины в 3-4 метра, и постепенно смещаясь на более глубокие участки. Почему я так делаю? Во-первых, ранним утром на нижнего “муравья” “гирлянды” очень часто попадается судачок, а сразу сместившись к берегу с легкой снастью можно лишиться возможных двух-трех “хвостов” такого желанного прилова. Во-вторых, вся рыба по первому льду очень активна и хорошо клюет как на глубине, так и на мелководье. Однако на глубине все же мелочи поменьше, и чаще попадается довольно крупная рыба.
И, в-третьих, облавливая “гирляндой” разные слои воды, можно поймать и крупного окуня на донных возвышенностях, и ту же густеру с синцом и плотвой в толще воды, а на входах в глубокие ямы со дна можно взять судака или хорошего леща. И, наконец, мне просто нравится динамичная и увлекательная ловля на “гирлянду”, которая практически никогда меня не подводила. …”Муравьи” один за другим уходят в лунку, и кивок уверенно сгибается под тяжестью снасти. Нахожу дно, в этом месте глубина около шести метров, и начинаю играть мормышками. Пять проводок снасти – и вперед к следующей лунке. Вот и первая поклевка. На склоне подводного “пупка”, поросшего ракушечником, попадается крупный окунь, за ним еще два, и все на нижнего “муравья”. Смещаюсь чуть глубже, и почти сразу вытаскиваю хорошего судачка. Поклевка судака на “гирлянду” обычно хорошо узнаваема – кивок резко дергается вниз. Правда, иногда так клюет крупная густера, да и судак в глухозимье не всегда берет с ударом, бывает чуть-чуть придержит кивок – и все. Праздник перволедьяНезаметно пролетают первые два часа рыбалки, которые показывают мне, что попадается преимущественно окунь, иногда судак.
Белой же рыбы практически нет, либо она с утра в этот день малоактивна: пока попался лишь один небольшой подлещик. Решаю пойти на проверенный окуневый пятачок” почти посреди залива с двух- трехметровой глубиной, окруженный со всех сторон глубокими ямами. Здесь всегда кормится крупный окунь. Но на такой глубине с “гирляндой” мне не управиться, поскольку во время ловли верхний “муравей” будет болтаться в воздухе. Достаю из рюкзака легкую удочку с маленькой безнасадочной мормышкой. Это тоже “муравей”, но не обычной бронзово-оранжевой окраски, и на боках у него нарисованы два черных “глаза” в желтом ободке. Опускаю снасть в лунку и, даже не начав играть кивком, регистрирую поклевку. На отмели, да еще и с очень тонкой леской, с крупным окунем бороться значительно сложнее, чем при вываживании с большой глубины. Окуни клюют один за другим, надо только чаще менять лунки.
Однако я не остался незамеченным, вокруг меня постепенно собирается толпа “шаровиков”, которые шумной возней быстро распугивают рыбу, и мне приходится искать другой уловистый пятачок. Заглянув в рюкзак, я решил, что на сегодня достаточно наловил колючеперой братии, и стоит все же заняться поисками белой рыбы. Иду в глубокую протоку, которая соединяет залив с Днепром, в ней всегда есть приличное течение, а это значит, что шансов найти там стаю крупной красноперой густеры достаточно много. На льду протоки сидит десяток рыболовов, и действительно, то один, то другой вытаскивают серебристых рыбешек. Я прохожу немного дальше и пробиваю пешней лунку, диаметром несколько большим, чем для ловли окуня. Густера – рыба широкотелая. Опускаю “гирлянду” на четыре метра ото льда, так как знаю, что в протоке при общей глубине 10-12 метров стайная рыба обычно держится на глубине 5-7 метров, а у самого дна встречаются лишь белоглазка да вездесущие ерши. На первой же проводке кивок чуть вздрагивает, мгновенная подсечка, и на леске повисает приятная тяжесть. Медленно выбираю леску и, когда из лунки показывается первый “муравей”, начинается самый ответственный момент -рыба ходит под лункой кругами, и крючки мормышек то и дело цепляются за кромку льда.
Именно в этот момент случается большинство сходов, поэтому не нужно торопиться: при цепляний мормышками льда не опускать руку в лунку, а держать леску слегка натянутой – рыба сама освободит зацепившуюся мормышку. Вот из лунки показывается голова крупного синца. Он попался на четвертого сверху “муравья”, всего на снасти у меня их шесть. Это значит, что горизонт ловли выбран правильно, и можно продолжать рыбачить с той же глубины. Однако на глубине 3-5 метров стоит мелкая “лаврушка”, а под ней, ближе ко дну, крупный подлещик. Но так как пойманный синец вполне достойного размера, спуск лески я не меняю. Быстро опускаю снасть в лунку, благо мотыля я давно не использую, поэтому нет надобности наживлять им крючки мормышек. В течение десяти минут вылавливаю две густеры и плотву, и клев затихает. Большинство рыболовов смещаются ближе к Днепру, а я решаю попробовать другие приемы ловли на той же лунке. Вместо широкой с малой частотой игры мормышками пробую мелкие покачивания с более высокой частотой и очень медленным подъемом. На такую игру обычно хорошо отзывается синец.
Так и есть, на третьей или четвертой проводке кивок приподняло, и после непродолжительного вываживания на льду запрыгал хороший синец. Я уже не раз убеждался, что на лунке, в которой было не меньше 4-5 поклевок, следует задерживаться чуть дольше обычного, пробуя другие приемы игры мормышками. В принципе, стайная рыба в заливе обычно ходит кругами, периодически возвращаясь в одно и то же место, и можно целый день ловить из одной лунки. Но долго сидеть без поклевок мне не хочется, и я тоже ухожу с уловистой лунки. Пройдя с десяток лунок и так и не найдя ушедшую неведомо куда стаю, я сместился ближе к берегу, к давно изученному прибрежному коряжнику. Здесь довольно глубоко – около четырех метров, поэтому снасть с “гирляндой” не совсем подходит, однако и с одним легким “муравьем” тоже делать нечего, его будет сносить течением и очень быстро затянет под корягу.
Привязываю маленькую мормышку, оставив свободным тридцатисантиметровый отрезок лески, к концу которого монтирую более крупного темно-зеленого “муравья”. В этом месте обычно ловится крупная плотва. Меняю несколько лунок и, наконец, нахожу подходящую. Судя по легким касаниям за подводное препятствие при проводке, я пробил лунку над окошком в сплетении веток упавшего в воду дерева. Однако ни на первой, ни на десятой проводке поклевок нет. Но я продолжаю упорно ловить из этой лунки, заведомо уверенный в том, что рыба обязательно клюнет. Минут через двадцать все-таки происходит осторожная поклевка, и на леске повисает крупная плотва. При вываживании она пытается уйти в коряги, и мне с трудом удается подвести рыбу к лунке. Аккуратно беру рукой красноперую полукилограммовую красавицу. Да, ради такого трофея стоило сидеть так долго в томительном ожидании поклевки. Продолжаю ловлю в этом же месте, но поклевок больше нет, вероятно, борьба с плотвой временно распугала обитающую в коряжнике рыбу.
Проверяю несколько новых лунок и, в конце концов, обрываю снасть о корягу. Вот и день подходит к концу, а так хочется еще половить, уж больно активна сегодня рыба. Решаю в последний час рыбалки перед заходом солнца вернуться в залив и попробовать половить судака на балансир. Начинаю облавливать продольную бровку, протянувшуюся невдалеке от правого берега залива. Лунок за целый день рыболовы набили очень много, так что ловить на них одно удовольствие. На одной из них по балансиру ударил небольшой судачок, но на крючок приманки не засекся. Перехожу на другой пятачок, здесь начинается глубокая яма, но перепад глубин не такой резкий, как в предыдущем месте. Пробив пяток лунок, приступаю к ловле. Опускаю балансир на дно, затем, немного приподняв его, с ускорением подбрасываю вверх и резко отпускаю. В нижней точке следует пауза, во время которой балансир описывает кружок над дном, при этом привлекательно колеблясь. К вечеру воздух становится морозным, и я уже начал собираться домой, но в сумерках дожидаюсь такой желанной поклевки. После подсечки быстро выбираю леску, и уже у самой лунки сопротивление рыбы усиливается. “Что-то не очень-то похоже на судака” -, подумал я в тот момент. Осторожно подвожу рыбу к лунке и рукой выбрасываю ее на лед. На мой балансир позарился крупный окунь. Ну что ж, достойное завершение дня! Совсем не хочется уходить со льда, но я думаю о том, что впереди еще два выходных дня, полных ярких впечатлений от этой сказочной рыбалки по перволедью. Дмитрий Козенков Рыболовный мир №6 2003г.

Оставить комментарий